4 января 2019 г.

Федеральный перечень учебников обновлен

Приказ «О федеральном перечне учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования» подписан министром просвещения О. Ю. Васильевой.


Федеральный перечень учебников, как и ранее, разделен на три раздела. Базовый раздел состоит из 910 учебников. Также в перечне присутствует раздел адаптивных учебников для детей с ограниченными возможностями здоровья, куда входят учебники для предметов по выбору,  и раздел учебников с региональной и этнокультурной компонентой.
С момента опубликования приказа ФПУ считается действующим и будет использован всеми регионами для формирования обновления и комплектования школьных библиотек при подготовке к новому учебному году. 
Ранее  в перечень входило более 1000 наименований учебников, однако после проведения дополнительной экспертизы базовой части перечня было принято решение исключить из него учебники, чье качество и содержание было признано экспертами неудовлетворительным. Из перечня исключили учебники с фактическими ошибками и устаревшими данными.
Итоговый перечень вариативен в выборе линеек и позволяет  представителям школ подобрать оптимальные учебники для своих учеников.

Приказ о федеральном перечне учебников

Дата подписания: 28 декабря 2018
|
Номер документа: 345
|
Опубликовано на портале: 29 декабря 2018
Приказ № 345 от 28 декабря 2018 г. «О федеральном перечне учебников, рекомендуемых к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования»
Приказы Минпросвещения России

Протокол заседания Научно-методического совета по учебникам

Дата подписания: 07 декабря 2018
|
Номер документа: ОВ-10/04пр
|
Опубликовано на портале: 29 декабря 2018
Протокол заседания Научно-методического совета по учебникам № ОВ-10/04пр от 7 декабря 2018 г.
Протоколы

25 декабря 2018 г.

Новое методическое пособие «Технология работы школьной библиотеки»!

Уважаемые коллеги!
Коллектив Информационного центра «Библиотека имени К. Д. Ушинского» Российской академии образования поздравляет вас с наступающими праздниками!
В качестве праздничного подарка методисты Информационного центра подготовили для специалистов, делающих первые шаги в освоении профессии школьного библиотекаря, Методическое руководство «Технология работы школьной библиотеки». 
Руководство включает в себя описание и анализ различных видов библиотечной деятельности: от инструктивно-методических материалов по вопросам организации, планирования и отчетности работы школьной библиотеки до форм и методов продвижения чтения! 
С руководством можно ознакомиться в разделе Документы – Методические материалы по ссылке Технология работы школьной библиотеки: практическое руководство для начинающих библиотекарей .
Надеемся, что с его помощью ваша профессиональная деятельность станет еще более продуктивной.
С Новым годом!
Картинки по запросу с новым годом

24 декабря 2018 г.

Учебники стали бизнесом

Владимир Путин: Учебники стали бизнесом, а потом уже учебной литературой.

Владимир Путин: Учебники стали бизнесом, а потом уже учебной литературой
Фото: globalsib.com
Публикуем отрывок стенограммы заседания СПЧ, на котором академик РАО, член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Александр Асмолов поднял вопрос о формировании Федерального перечня учебников.
Александр Асмолов: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!
Я хочу поднять еще один вопрос, который беспокоит, это вопрос о гарантии права на выбор и на качественное образование наших детей. Ситуация заключается в следующем. В образовании работает своеобразная формула, которую я передал бы словами «а за контент ответим». И в этой ситуации невероятно важно, что происходит с контентом образования, особенно с содержанием образования, особенно когда все меняется столь быстро, и гонка за изменениями становится практически перманентной.
В этой ситуации резко изменяется и портрет поколения наших детей. Сегодня каждый ребенок, по большому счету, я могу образно сказать, каждый сам себе Гугл и каждый сам себе Яндекс. И в этой ситуации меня очень беспокоят следующие вещи.
У нас в последнее время, в последние семь-восемь лет, приняты новые поколения федеральных стандартов, они проходят испытания, начальная школа, уже то, что приняты новые стандарты, дала суперпозитивные результаты, мы неожиданно оказались, к нашей радости, рядом с ведущими странами мира, даже сегодня все называют, как правило, две страны – Финляндию и Сингапур. По «началке» мы не просто не отстали, а получили первые места по международным критериям.
И в этой ситуации у меня следующая просьба, на которую стоит обратить внимание.
Очень бы хотелось, чтобы в образовании наши замечательные ведомства не действовали по формуле Владимира Высоцкого: «Я на десять тыщ рванул, как на пятьсот, и спекся». Все время идет какой-то спринт в принятии решений. Мы приняли стандарты совсем недавно, и тут же надо их менять, причем менять столь быстро и механистично, не учитывая мнения экспертного сообщества.
Буквально 7 декабря было принято решение одним из наших замечательных ведомств сократить список учебников на 37 процентов. Можно хоть на пятьдесят, хоть на шестьдесят. Дело не в том, чтобы механически сокращать, потому что, простите, вспомним замечательную фразу: учебник может быть только первой свежести, она же и последняя.
И то же самое могу подчеркнуть: сегодня учебники – это «острова доверия». И если мы эти «острова доверия» механически сокращаем, это путь, который ведет в никуда. Поэтому обращаюсь со следующей просьбой, уже не хочу размазывать кашу по столу, и завершаю.
Просьба первая: предусмотреть, чтобы любые решения в области содержания образования, федеральных стандартов и федерального перечня учебников были опосредованы серьезнейшей независимой экспертизой вузовского сообщества, РАН и РАО, а также, особо подчеркну, ассоциацией профессиональных по разным предметам учителей. Без этого очень трудно будет что-либо нам сделать.
Второе: при обновлении содержания образования у нас есть блистательные эмбрионы нового содержания в «Сириусе», у нас есть великолепные программы в «Артеке», но когда мы это делаем, как бы там – одаренные дети, а там – вся Россия. Наши одаренные дети и программа для «Сириуса» и «Артека» – это зона ближайшего развития для российского образования, которое даст ему возможность задать и получить лидирующие позиции в мире. Поэтому, если было бы возможно, любые обновления с учетом того, что сделано было на наших инновационных уникальных островах, которые у нас существуют…
И последнее: сегодня резко изменился портрет наших детей, информационный портрет. И ключевая проблема учителей очень часто, это в известном смысле даже драма, что наши учителя немножко в цифровой реальности отстают от наших детей и наших родителей. Мы в информационном мире, я про себя сейчас говорю, к сожалению, только мигранты, а наши дети уже в нем аборигены и живут совершенно по-другому. И во всей этой ситуации было бы великолепно, если бы рассмотреть вопрос любого обновления содержания с учетом серьезной психологической экспертизы, новых установок, нового портрета наших детей в условиях информационной социализации, в которой мы учимся жить, а они уже давно живут.
Огромное спасибо.
Владимир Путин: Что касается завершения Вашего выступления, согласен, но мы не мигранты, а мастодонты, скорее всего. Но мы все-таки стараемся догнать наших детей, и для этого у нас целые программы существуют переподготовки кадров, даже работа с людьми пожилого возраста. В общем, настолько, насколько государство способно, имею в виду бюджетную обеспеченность, настолько мы делаем и будем это делать дальше.
Что касается «Сириуса» и «Артека» – это разные организации все-таки. В «Артек» приезжают хорошие ребята, а в «Сириус» отбираются одаренные, они отбираются туда из спецшкол, как правило, из физико-математических, из балетных училищ, из музыкальных школ-десятилеток при консерваториях. То есть это ребята, которые уже отселектированы были спецшколами и туда отбираются отдельно. Это есть, это совсем разные заведения. Но мы не можем собрать туда всех талантливых детей, потому что на самом деле все талантливые, только живут в разных условиях, а от рождения примерно все одинаковые. Но мы сейчас стараемся создать сеть в регионах от «Сириуса» и, что самое главное, создать методику работы с этими детьми по всей стране. Вот это задача самого «Сириуса» – сопровождать потом этих ребят так, чтобы они находили место работы здесь, у нас в стране, никуда не уезжали. Чтобы их уже с раннего возраста, как это сейчас часто происходит, со школы не начинали отбирать и на гранты сажать. Со школы! Но вот задача «Сириуса» в том, чтобы этого не допускать, а, наоборот, развивать этих талантливых ребятишек у нас в стране.
Но вот первое, с чего начали Вы, – это учебники. Конечно, наверное, такая сумасшедшая унификация до одного учебника, – это, наверное, просто неэффективно будет, и разные точки зрения могут быть не учтены. Только все-таки, как Вы сказали, контент-то должен быть соответствующий, иначе будет то, о чем Сванидзе сказал: не знают ничего, ни о войне не знают, ни о репрессиях не знают – ничего не знают. Стыдно иногда даже слушать, что отвечают. Иногда, когда слушаю, мне кажется: такого не может быть, этого нельзя не знать. Но не знают. А это все откуда? И знаете откуда? Оттого, что учебник – это не просто пособие для получения знаний, это бизнес, огромный бизнес.
И прежде всего это стало бизнесом, а потом уже учебной литературой.
Вот от этого надо избавиться. Но как это сделать? Наверное, не унификацией – все в одном учебнике. Но надо подумать. Вы правы, надо посмотреть. Посмотрим еще, ладно? Обязательно. Спасибо, что обратили на это внимание.

18 декабря 2018 г.

Разговор о библиотеках с Путиным

В декабре 2018 г в Санкт-Петербурге прошло заседание Совета по культуре и искусству. На заседании присутствовал Президент Российской Федерации Владимир Путин. 

Заседание Совета по культуре и искусству.

На заседании выступил Президент Российской библиотечной ассоциации Михаил Дмитриевич Афанасьев.  Видеоматериал посмотрите здесь.

***
М.Афанасьев: Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие коллеги!

Я здесь представляю, наверное, самую массовую категорию работников культуры – библиотечных работников. У нас, несмотря на то что за последние три года закрылось полторы тысячи муниципальных библиотек, библиотекари есть по всей стране, к этому нужно прибавить ещё библиотеки в школах, библиотеки в военных частях, библиотеки в тюрьмах. Я бы сказал, что это базовый элемент нашей культурной деятельности.

Сегодня библиотеки чрезвычайно активно и динамично работают. Когда говорят: библиотеки устарели – это значит, человек не ходил в библиотеку, во всяком случае, в последние три-четыре года.

Библиотека оказалась востребованной в первую очередь для детского населения, для молодёжи. Каждый год удельный вес молодых читателей библиотек увеличивается.

Яркий пример. Ещё недавно библиотеки, для того чтобы ознакомить первоклашек с библиотекой, приглашали целые классы. А сегодня в детских библиотеках есть пеленальные столики, есть проблема парковки детских колясок, потому что мамы приходят с детьми, и дети знакомятся с книгами с самого раннего детства. И в этом смысле библиотечный мир очень живой и творческий.

Но чем более творческим он является, тем больше ощущается контраст между творческой стороной, потребностью в библиотеке и её материально-технической базой. И в этом отношении замечательно, что в национальном проекте «Культура» специально сказано о муниципальных библиотеках, потому что это слабое звено, особенно в сети государственных библиотек. Конечно, из центра и вообще мановением руки невозможно улучшить деятельность библиотек, когда их более 50 тысяч, тех, которые занимаются библиотечной деятельностью на муниципальном уровне.

Но выбран хороший алгоритм. Решено модернизировать 660 библиотек, которые должны стать модельными образцами. В каждом регионе будет десяток библиотек, на которые можно смотреть, как это должно быть, какое должно быть пространство, как работают электронные ресурсы, как работает национальная электронная библиотека. Это хороший стимул, толчок для деятельности. За это, в общем, большая благодарность национальному проекту.

Но Вы в своём вступительном слове сказали об одной важной вещи, связанной с пополнением библиотек книгами. Это системная проблема сегодня. И она, к сожалению, даже не ограничивается только детской литературой. Сегодня, я это ответственно могу сказать, сошло на нет пополнение библиотек, небольших в первую очередь библиотек, бумажной книгой. Сельская библиотека в большинстве регионов получает деньги только на подписку на местную прессу. Всё. 80 процентов всех книг, которые, по статистике, поступают в библиотеки, – это дары читателей. Это замечательно, что читатель так любит библиотеки, но та литература, которую они приносят, ни по качеству, ни по каким‑то другим параметрам не выдерживает никакой критики. Это не очень нормальная ситуация.

Детские книги. В библиотечной терминологии есть такой термин «лапша». Это тонкие бумажные детские книжки, мы их знаем с детства. Так вот в сельской библиотеке – это типичная ситуация – эта «лапша» двадцатилетней давности. Её уже в руки брать мне, во всяком случае, неприятно, а её дают детям, потому что другой книжки нет. Дорогая красивая книга, которую мы видим на книжной ярмарке, туда по определению попасть не может. И в этом смысле это проблема, конечно, не Министерства культуры, а ответственность за это несут муниципальные власти, региональные власти. Но очень важно было бы, чтобы они понимали, что это государственное дело.

Когда-то был показатель оценки органов исполнительной власти – обеспеченность книгами в библиотеках. Его сняли. Я подозреваю, что органы власти поняли, что этот знак, сигнал: это не важная проблема.

То же самое – сокращение трансфертов. Когда‑то давали деньги на принципах софинансирования региона и центра. Сократили его в шесть раз. Всё понятно, значит, эта проблема неактуальна. И в этом смысле у нас с вами очень серьёзная проблема. Это же не моя просьба помочь библиотекам. Нужно понимать, что мы имеем дело с тем, что библиотека без книг существовать не может. Как булочная. Представьте, мы хотим, чтобы в булочную ходило много народу. Мы отремонтировали помещение, мы устроили там праздник каравая, а хлеб туда не поставляем. И это сегодняшняя ситуация с библиотеками.

Мы в Российской библиотечной ассоциации сделали несколько скромных предложений. Например, создание библиотечной серии лучших детских книг, которые бы поступали целевым образом в библиотеки. Восстановить критерий для органов исполнительной власти, чтобы спросить с них, как у них дела с укомплектованием библиотек, ну и трансферты.

Я передал эти предложения в аппарат. Надеюсь, что они будут рассмотрены и дадут толчок для поручений.



В.Путин: Большое спасибо.

Тема чрезвычайно важная. Мы сейчас с коллегами, пока Вы говорили, обменялись некоторыми мнениями и идеями. Нужно будет, конечно, усилить и роль федерального бюджета, и региональных властей.

А предложение по поводу включения в перечень показателей качества работы регионов в том числе и состояние в этом секторе, в библиотечном деле, – это правильно, так же как и некоторые другие Ваши предложения. Вы сказали, что у Вас скромные предложения. Но надо сказать, что в библиотеках вообще работают скромные люди, внешне не такие яркие, их не знают миллионы, но они делают исключительно важную работу.

Спасибо за эти предложения, мы постараемся тоже реализовать.



17 декабря 2018 г.

Телефон в школе: можно и нельзя снимать

Когда можно и нельзя снимать на телефон в школе

В последнее время необычайно обострился вопрос, связанный с правомерностью использования изображений – фотографий, сделанных с помощью телефона и других гаджетов. Не обошла стороной эта проблема и школу.

Когда можно и нельзя снимать на телефон в школе
Фото: lj-top.ru

Селфи в школе

Практически у всех учеников есть телефоны с камерами для фотографирования и видеозаписи, с выходом в интернет.
Возникает соблазн использовать телефон в качестве средства фотографирования и (или) получения видеоматериалов непосредственно на уроке, в том числе и в неправомерных целях  для провоцирования учителя, унижения и агрессии по отношению к одноклассникам.
При этом вопросы, связанные с использованием камер телефонов сегодня не имеют однозначных решений с правовой точки зрения. В частности, возможность использования записи, сделанной на диктофон или с помощью фотокамеры телефона, в качестве доказательства по гражданским делам в судах. С точки зрения судебной практики это спорный вопрос.

Нормы законодательства

Применительно к школе действуют общие нормы законодательства. Согласно статье 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе фотографии или видеозаписи) допускаются только с согласия этого гражданина.
Такое согласие не требуется в случаях, когда:
·использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;
·изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях;
·гражданин позировал за плату.
Согласно общепринятой точке зрения, школа вполне может рассматриваться как место, открытое для свободного посещения – по крайней мере для обучающихся и работников и (или) как объект, на территории которого проводятся публичные мероприятия.
Поскольку школа реализует образовательные и воспитательные задачи, это допускает возможность появления на ее территории неопределенного количества различных людей, включая родителей школьников.
Но так как здание школы относится к государственной или муниципальной собственности, предназначенной для реализации публичных полномочий, соответственно, правовой статус территории школы нельзя сравнить с квартирой или частным складом.
В этом смысле видеосъемка и фотографирование на территории школы без согласия того, кого снимают на телефон, в принципе возможна. Но из этого не следует автоматическое разрешение снимать всем и всех, тем более во время урока.
Конституция Российской Федерации в части 1 статьи 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.
Так, например, недопустимо на территории школы (во время и вне уроков) снимать на телефон работников школы, учеников и родителей с целью удовлетворения интереса к частной жизни.
В связи с этим считаем оправданным практику, при которой в Устав школы, другие локальные акты вносятся положения, запрещающие применение камер для съемки других лиц и использование полученных таким образом фотографий и видеоматериалов в целях, не связанных с образовательным процессом.
Съемка на уроке возможна только в том случае, если она обусловлена потребностями образовательного процесса и согласована с учителем, ведущим урок.
Так, например, сложно обнаружить что-либо противозаконное в случае, если камера используется учеником для записывания транслируемой учителем информации в ходе проведения урока.

Обязанности учителя

Учитель не имеет права снимать ученика на телефон с целью оказания психологического давления, унижения человеческого достоинства либо угрозы такого рода унижения.
Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» в пп. 9 части 1 предусматривает право обучающихся на уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности.
В подпунктах 2, 3, 6 части 1 статьи 48 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» говорится, что педагоги обязаны:
·уважать честь и достоинство учеников,
·соблюдать правовые, нравственные и этические нормы,
·следовать требованиям профессиональной этики,
·учитывать особенности психофизического развития обучающихся и состояние их здоровья.
Этот же закон запрещает применять физическое и психическое насилие по отношению к ученикам.
Сама по себе камера в руках у учителя во время урока не является признаком оказания психологического насилия в отношении школьников. Но камера может быть использована как инструмент для психологического насилия.

Обязанности ученика

Вышеуказанные нормы действуют и в «обратном направлении». Подпункт 4 части 1 статьи 43 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» предусматривает обязанность учеников:
·уважать честь и достоинство одноклассников и работников школы,
·не создавать другим препятствий для получения образования.
Поэтому, если ученик использует включенную камеру как игрушку, чтобы, например, показать всем, что она у него есть, или для того чтобы сорвать урок, спровоцировать учителя на неправомерные действия, а потом выложить в сеть – учитель вправе сделать замечание и потребовать выключить, убрать камеру.

Когда можно снимать?

В Постановлении от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» сказано, что не требуется согласия на обнародование и использование изображения гражданина, если оно необходимо в целях защиты правопорядка и государственной безопасности.
То есть учитель вправе использовать камеру на уроке с целью пресечения правонарушения, например, если в классе на уроке произошла драка или если ученики сами издеваются над учителем.

Воздействие на нарушителей

А) Если нарушитель – ученик

Что делать, если ученик неправомерно использует камеру на уроке, провоцирует учителя и одноклассников, а методы педагогического воздействия не работают? В этом случае необходимо предельно жестко, но без унижения человеческого достоинства, ставить вопрос о нарушении дисциплины.
Процедура дисциплинарного воздействия в отношении учеников, нарушающих установленные нормы, детально прописана в двух документах:
·в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации»,
·в «Порядке применения к обучающимся и снятия с обучающихся мер дисциплинарного взыскания», утвержденном приказом Министерства образования и науки РФ от 15 марта 2013 года № 185.
Поводом для рассмотрения такого рода возможности может выступать, например, заявление родителей пострадавшего от неправомерных действий школьника.

Б) Если нарушитель – учитель

Что делать, если учитель оказывает неправомерное психологическое давление на школьников, публично оскорбляет, используя нецензурную лексику, угрожает снять на камеру ученика (в том случае, если ученик не нарушает нормы законодательства и/или локальных актов школы)?
Нарушения со стороны учителя при наличии соответствующих доказательств также предполагают дисциплинарное взыскание. Но при условии, если оно будет адекватно проступку.
В качестве одного из доказательств виновности учителя может рассматриваться сделанная на телефон запись, при условии отсутствия сомнений в ее достоверности.
Если работники школы или ученики и их родители не согласны с предпринятыми мерами, они могут обжаловать это в комиссии по урегулированию споров.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...